09:22 

Одна такая

@~Ann~
Персонажи: Мариан Хоук/Андерс, Карвер, Бетани, Лиандра и остальные из Пробуждения
Рейтинг: R
Жанры: Гет, Романтика, Фэнтези, AU
Предупреждения: OOC
Размер: Макси
Описание: Что было бы, если семья Хоук во время побега из Лотеринга, решила податься не в Киркволл, а в какую-нибудь деревеньку в Ферелдене. А Карвер, после Мора, добровольно подался в Серые Стражи.

Всю неделю Андерс пытался добиться от Мариан нужного результата, но безуспешно. Девушка не слушала никаких доводов мага и продолжала настаивать на своем. Она даже вела себя, словно ей нравилось жить в Круге. Часто ходила в библиотеку. Старшие маги очень хвалили новую ученицу. И все бы хорошо: пока Хоук увлеченно поглощала новые знания, лекарь мог бы спокойно решить, как уволочь отсюда магессу. Но за последние четыре дня возле девушки постоянно ошивался какой-то эльф – один из старших учеников. Они вместе учились, и каждую свободную минуту проводили в библиотеке, обсуждая что-то. Андерс узнал, что это был именно тот парень, который давал Хоук почитать книгу неделю назад. Его распирала ревность, а девушка даже не видела этого, или просто делала вид. Каждый их разговор всегда заканчивался ссорой либо из-за того, что магесса не хотела покидать Круг, либо из-за того эльфа, который, вне сомнения, пытался ухлестывать за Мариан.
Девушке надоело выслушивать от отступника обвинения в свой адрес, и она вовсе стала избегать встреч с магом. Ее бесило такое отношение к себе. Как бы она не убеждала себя, но лекарь по-прежнему остался эгоистом. Магесса думала, что все, чего добивается мужчина – пытается вытащить Хоук, просит ее не общаться с другими – лишь для того, чтобы ему самому было спокойнее. Она даже не знает, как ошибается на его счет. Не знает, его настоящих чувств – как он боится за нее, когда упускает из виду, как ему больно смотреть, когда Мариан мило общается с другим парнем.
Но, даже думая о том, что вряд ли изменился, Хоук не переставала любить его. Они не разговаривали два дня. Магесса видела его изредка, лишь на лекциях. Поначалу он пытался как-то поговорить с ней, но девушка упорно избегала мага, и он, похоже, смирился или просто искал другой путь.
Сегодня во время лекций Мариан видела его грустный взгляд и поняла, что могла ошибаться. Но мысль о том, что он возможно никогда не изменится и не полюбит ее, не давала Хоук покоя, и поэтому она продолжала прятаться от него. «Пускай будет так, - думала она. – Пора перестать тешить себя глупыми мечтами».
Поздно вечером, когда ученики разбрелись по своим комнатам, магесса еще сидела в библиотеке. Она любила читать, любила это место, где она могла просто посидеть и подумать. Где она может побыть наедине с собой, и никто не будет мешать.
- Мариан.
Девушка оторвала глаза от книги и увидела лекаря, стоящего возле высоченных книжных полок. Он стоял там, словно запуганный ребенок, и, не решаясь сделать хотя бы шаг к магессе, смотрел на нее потерянным взглядом. Хоук шумно вздохнула и, закрыв книгу, поднялась с кресла.
- Нет, не уходи, я прошу тебя, - умоляюще произнес Андерс. – Давай поговорим.
- О чем нам разговаривать? Снова начнешь меня упрашивать сбежать? Или обвинять в том, что я не с теми общаюсь? – Мариан отбросила книгу на кресло и уперла руки в бока. – Ты прекрасно знаешь, что я здесь, ради своей семьи, и не могу поступить иначе. И общаюсь я, с кем хочу. Ты не вправе указывать, с кем мне разговаривать!
- Тебе он нравится?
Хоук замерла, вглядываясь в лицо мага. Он смотрел на нее такими грустными глазами, что хотелось забыть все обиды. Но так нельзя.
- Он мой друг, - честно призналась Мариан. – Нравится он мне или нет, я никогда об этом не думала. Мне все равно. С тех пор, как ты появился в моей жизни, я столько настрадалась, что у меня уже не осталось сил ни на что. Я больше не та деревенская, доверчивая девушка. Благодаря тебе, я никогда не смогу поверить кому-либо. Ты никогда не изменишься. Пытаешься манипулировать мной, приказывать, что мне делать. Если тебе что-то не так, ты начинаешь вести себя, как маленький ребенок, которого все только и делают, что обижают. И каждый раз я покупаюсь на твой жалостливый взгляд и готова простить тебе все на свете. Но только не в этот раз.
- Ч-что ты имеешь в виду? – настороженно спросил маг, когда девушка, которая была готова уже заплакать, выпрямилась и приблизилась к мужчине.
- Я больше не хочу тебя видеть. Ты зря сюда пришел, можешь убегать один. Я устала от тебя.
Последние слова магесса сказала с таким равнодушием, что у лекаря перехватило дыхание. Он пытался что-то сказать любимой, как-то оправдаться, но слова застряли в горле. А девушка тем временем и вовсе не собиралась слушать что-либо от отступника и выскочила из библиотеки.
Андерс стоял, не в силах пошевелиться, и переосмысливал услышанное. Неужели Хоук и впрямь была такого мнения о нем?
«С тех пор, как ты появился в моей жизни, я столько настрадалась…»
«Благодаря тебе, я никогда не смогу поверить кому-либо…»
«Я больше не хочу тебя видеть. Я устала от тебя…»
- Создатель, что же я наделал… - прикрыв глаза, обреченно прошептал в пустоту отступник. Сказанные магессой слова стали для лекаря, словно нож в сердце. Как же он мог допустить такое с девушкой, в которую по-настоящему влюбился? Мужчина резко распахнул глаза и добавил. – Нет, я не потеряю тебя.
Он верил в то, что если скажет Хоук о своей любви, она простит его. Ведь именно этого она и ждала. И больше ему никто не помешает выказать свои чувства к ней.
Все для себя решив, маг помчался искать Мариан.
***
Девушка спешно шла по погруженным во мрак коридорам Круга, вытирая рукавом вновь и вновь выступающие слезы. Она никогда не думала, что, наконец, выскажет магу все, что о нем думает. Ей ни капли не стало легче от этого, но больше молчать она не могла. Осталось надеяться, что отступник прислушается к словам Мариан и навсегда оставит ее в покое.
До ее комнаты оставалось несколько метров. Проходя очередной поворот, магесса почувствовала, как ее грубо схватили за руку и прижали к стене. Увидев перед собой храмовника, охранявшего ее, когда она еще только прибыла в Круг, Хоук испуганно взглянула в его глаза. И то, что она там увидела, заставило ее вжаться в стену: его взгляд был настолько хищным, а губы расплылись в отвратительной улыбке, что стало понятно, чего он добивался от нее.
- Пожалуйста, отпустите меня, - взмолилась магесса.
- С чего бы это? – усмехнулся храмовник. – Раз ты тогда обнималась с тем парнем… Я знаю вас, магов, вы все одинаковые.
Мариан почувствовала, как руки мужчины принялись расстегивать ее мантию. Не сдерживая слез, она зажмурила глаза и мысленно стала молиться Создателю, чтобы что-нибудь случилось. Похоже, ее молитвы были услышаны. Девушка лишь слышала, как что-то металлическое ударилось обо что-то совсем близко и, распахнув глаза, увидела, как храмовник оседает на пол. Позади него стоял Андерс с храмовничьим щитом в руках и испуганно оглядывал магессу. Она не знала, откуда мог возникнуть отступник или откуда он взял щит. Впрочем, девушка сейчас вообще ни о чем не могла думать. Она так и стояла, дрожа, с широко раскрытыми глазами и смотрела на своего спасителя. Маг откинул шит в сторону, приблизился к Хоук, перешагивая через бессознательного храмовника, и осторожно дотронулся до ее лица.
- Мариан, как ты? Он ничего не успел тебе сделать?
Девушка находилась в оцепенении и не могла выговорить слова, по ее щекам лились слезы. Лекарь не выдержал и обнял возлюбленную и, крепко прижимая к себе, приговаривал успокаивающие слова. Несколько минут спустя он почувствовал, как тело магессы постепенно расслабляется. Она уже сама обхватила руками шею мужчины и, уткнувшись в плечо, зарыдала. Хоук никак не думала, что здесь могут водиться такие люди, и так поступать со здешними обитателями. Теперь она понимала, почему Андерс так торопился вытащить ее отсюда.
- Что нам теперь делать? – через десять минут девушка оторвалась от любимого и взглянула на лежащего без сознания обидчика. – Он вообще жив?
- Жив, - буркнул маг, приобнимая Мариан за талию. Теперь-то он от нее ни на шаг не уйдет. – Скоро очнется.
- У тебя будут неприятности.
- Он меня не видел. А вот к тебе он еще может пристать, - тяжело вздохнув, нахмурился мужчина. – Этого бы ничего не было, если бы ты меня послушалась!
- И что теперь?
- Этого храмовника уже несколько раз пытались обвинить в приставании к молодым магессам, но каждый раз он выкручивался, доказательств не было. Нужно его как-то усмирить.
- Как? – недоверчиво поинтересовалась Мариан у как-то странно разглядывавшего ее отступника. Похоже, у него назревал какой-то план, и магессе показалось, что он ей не очень понравится.
- Котенок мой, прости, но так надо.
- О чем ты… - Хоук притихла, когда маг, потянувшись к лежащему храмовнику, извлек с его пояса кинжал и принялся делать надрезы в мантии девушки.
Теперь магесса была похожа на бродяжку. Когда лекарь закончил, она оглядела себя и поморщилась.
- Ты думаешь, это сработает?
- Уверен, - улыбнулся Андерс. – Тебе даже притворяться не нужно, потому что этот… в самом деле чуть было тебя не…
- Но ты появился вовремя, - с нежной улыбкой на губах быстро ответила Мариан.
- Идем, - мужчина положил кинжал рядом с храмовником и взял девушку за руку. – Я отведу тебя к Первому чародею, и мы вместе все расскажем.
***
Всю прошедшую неделю Бетани провела в их доме возле деревни. Как ни уговаривали ее Лиандра и Карвер, она настояла на своем. Несколько раз она встречалась с Норианом, и они разговаривали обо всем на свете. Она видела, как ему плохо из-за проступка, который он совершил. Ей бы следовало злиться, но девушка испытывала жалость к нему и… любовь. У нее в голове не укладывалась, как и когда она могла влюбиться в этого парня, но ее тянуло к нему и, как она надеялась, его тоже. Они часто говорили о Мариан. Бетани пыталась доказать Нориану, что ее старшая сестра уже влюблена в другого и счастлива, пыталась убедить мужчину, чтобы он не питал бессмысленных надежд. Удавалось это юной магессе или нет, неизвестно. Нориан пытался скрывать свои чувства. Он думал, что после сделанного, он не имеет даже права говорить о любви к Мариан.
Сегодня целый день шел дождь. Бетани не спалось, и она присела возле окна, наблюдая, как крупные капли, бьются о стекло, размазываются на нем и скатываются вниз, оставляя влажные неровные дорожки. Девушка сидела на кухне в полной темноте. Вечером она не зажигала свечей, пускай думают, что дом уже неделю пустует. Она старалась не издавать ни единого звука. Хотя они и жили вдали ото всех, иногда сюда забредали деревенские дети или охотники, шедшие в лес мимо дома Хоуков.
Три дня назад она решилась написать сестре письмо, но до сих пор осталась без ответа. Неужели ей даже не разрешают писать письма? Магесса надеялась, что хоть читать присланные из дома письма можно. Она готова писать ей чуть ли не каждый день, рассказывать о жизни своей семьи.
Бетани заметила за окном мелькнувший силуэт человека, пробирающийся к дому под проливной дождь. В вечернем сумраке девушка не могла разглядеть его лица, лишь плащ, полы которого развивались на ветру. Она одернула занавеску и затаилась, иногда забывая даже дышать, чтобы не издавать лишнего шороха. Как и следовало ожидать, после послышался стук в дверь. Из-за ливня звук казался таким глухим, что если бы юная магесса находилась бы в другой комнате, она бы точно ничего не услышала. Она сидела на табуретке, положив ладони на колени, и боялась двигаться. Сердце бешено заколотилось. А вдруг это храмовники? Что, если Мариан уже сбежала, и служители ордена шерстят каждый уголок в ее поисках? Что, если они не поверили рассказу старшей Хоук, что она единственная магесса в семье? Бетани огляделась по сторонам, стараясь высмотреть в темноте хоть что-то похожее на оружие. Под таковое описание попался лишь маленький кухонный нож. Девушка осторожно поднялась, пытаясь не наделать шума, но замерла, услышав под дверью знакомый тихий голос.
- Бетани, это я, открой, пожалуйста, - голос Нориана показался магессе обеспокоенным, и она тут же кинулась к двери.
- Что-то случилось? Есть новости о сестре? – спросила младшая Хоук, не давая молодому мужчине опомниться. Тот выглядел встревоженным.
- Нет, я… по другому… поводу, - пробубнил Нориан.
Он медленно, с опущенной головой, прошел на кухню, забыв снять плащ, который промок насквозь. Впрочем, Бетани, была настолько удивлена позднему приходу парня, что не обращала внимания на сырую верхнюю одежду гостя, с полов которой спадали капли. Нориан так и стоял спиной к девушке, пока та не прикрыла дверь и обошла его, вглядываясь в погрустневшие глаза. Ей стало невыносимо жалко парня. С тех пор, как Хоук в Круге, он ни разу не улыбнулся. Чувство вины поглотило его полностью… или это были страдания по потере любимой? Как же Бетани хотелось верить, что это не так.
- Ты… - наконец Нориан взглянул на юную магессу. – Ты не пришла сегодня ко мне. Я подумал, что что-то случилось, и тебя схватили храмовники.
- Нет, просто сегодня целый день идет дождь, и… - девушка притихла, вглядываясь в его темно-карие глаза. – Ты волновался за меня?
Молодой мужчина всего на секунду глянул на светящийся надеждой взгляд девушки и пристыженно отвернулся.
- Стоит ли мне говорить об этом, после всего, что я сделал вашей семье?
- Говорить что? – не унималась юная магесса.
- Ты знаешь, как я любил Мариан. С того самого момента, как вы поселились возле деревни. Она никогда не проявляла ко мне больших чувств, чем дружеские, но все же у меня всегда оставалась надежда. В тот день, когда я увидел ее в своем доме в обществе другого мужчины, якобы ее помощника, во мне что-то щелкнуло, и я понял, что больше ждать нельзя. Именно поэтому я сделал ей предложение. Я знал, что она откажет. Ты бы видела ее взгляд, когда она смотрела на того мага. Словно они были женаты. И он смотрел на нее также.
- Но твоя мать ее слова передала совершенно иначе.
- Она хотела счастья для меня. Она думала, что Мариан сжалится надо мной и примет предложение, - Нориан глубоко вздохнул и отошел к окну. – Я был сам не свой, когда узнал о ее отношениях с другим. Мне захотелось…
- Отомстить, - сложив руки на груди, хмуро заключила девушка.
- Когда я понял, что наделал, было уже поздно что-то менять. Но самое странное то, что после этого случая, я боялся, что меня возненавидит один человек, который, как оказалось, значит для меня очень многое. И это не Мариан.
- Не Мариан? – прищурив карие глаза, с подозрением спросила Бетани.
Мужчина обернулся и несколько мгновений просто молча смотрел на юную магессу, прежде чем продолжить свою речь:
- Я понял это совсем недавно. Сегодня для меня был самый мучительный день. Когда ты не пришла, чего только я не передумал. Ты не послушалась своих мать и брата и осталась здесь. Я начал думать, что и за тобой пришли храмовники. Тогда бы я точно этого не пережил.
- Ты… хочешь сказать…
- Ты очень дорога мне, Бетани. Жаль, что я не понял это до всего этого бардака, что я устроил в вашей семье, - девушка ни с того ни с сего засмеялась, что заставило Нориана удивленно воззриться на нее. – Я понимаю, что после того, что я натворил, не имею никакого права соваться в вашу жизнь, тем более говорить о своих чувствах…
- Я осталась здесь, зная, что это опасно, только ради тебя. Ты просил дать тебе шанс, и я не могла поступить иначе, потому что… Потому что люблю тебя.
- Да, - усмехнулся мужчина. – Это действительно смешно и грустно одновременно. Из-за своего нежелания увидеть истину, теперь страдает твоя сестра. Мариан всегда помогала моей семье, а чем я ей отплатил? Засунул в Круг, откуда она уже никогда не выйдет.
- Я уверена, что очень скоро она вернется домой, - улыбнулась магесса, приближаясь к Нориану. – Андерс меня в этом заверил. Он не допустит, чтобы с моей сестрой что-то случилось.
- А что будет с нами?
- Кроме моего брата, никто не знает, что в Круг Мариан отдал ты. Карвер отдал решение, что с тобой делать, в мои руки.
- И что ты решила?
- Вот что, - улыбнулась девушка и потянулась к губам мужчины.
***
Хоук ходила по своей комнате из угла в угол. После разговора с Первым чародеем, Андерс отправил ее в комнату, обещая, что сам во всем разберется. Мариан места себе не находила. Поверит ли им Ирвинг? Ведь у отступника не очень хорошая репутация в Круге.
Магесса остановилась и поежилась от холода. Она ходила по комнате в одной сорочке: единственную мантию порезал лекарь, для большей убедительности. Мариан стало не по себе от воспоминаний о недавнем. Если тот храмовник обо всем узнает, он не оставит девушку в покое. Она уже успела тысячу раз пожалеть, что согласилась принять в этом участие. Хотя маг ей попросту не оставил другого выбора. Он вырос здесь и знает, каковы законы обитателей Круга. Может, следовало послушаться его раньше?
В коридоре послышались приближающиеся шаги. Мариан вмиг подскочила к двери и, приоткрыв маленькую щель, заметила улыбающегося целителя.
- Надо же, как ты меня встречаешь! Да ладно, не смущайся, я и так уже все видел.
После усмешки Андерса, магесса нахмурила брови и спросила:
- Как все прошло, они тебе поверили?
- А как же. Не беспокойся, все улажено. Этого храмовника отправят на служение в церковь Денерима. Больше он не тронет ни одну магессу.
- Хорошо, - сухо ответила девушка.
- Мариан, что происходит? У нас все только стало налаживаться. Ты стала меня избегать, дружишь с каким-то магом, который добивается намного больше, чем просто дружба. Я думал, ты меня простила и дала шанс.
- Я устала давать тебе шанс, - выпалила Хоук. – Ты говоришь мне, что хочешь исправиться, но все это ложь. Никогда не исправишься.
- О чем ты?
- Я видела вас!
***
«После прибытия Мариан в Круг прошло четыре дня. Маг все также пытался достучаться до благоразумия девушки, но та ни в какую не хотела покидать башню. Весь вечер Хоук прождала Андерса у себя в комнате, надеясь, что он опять прискачет к ней и начнет упрашивать сбежать. В конечном счете, магесса сама пошла к лекарю, узнать, почему он к ней не зашел. Она сразу пожалела о том, что стала искать отступника. Он стоял возле своей комнаты, мило беседуя с какой-то магессой. У девушки словно сердце рухнуло куда-то. Несколько минут она наблюдала за парочкой, пока те не скрылись за дверью спальни лекаря.»
***
- Мариан, я…
- Не нужно мне ничего говорить! Уходи! – выкрикнула Мариан. – Оставь меня, наконец, в покое!
Но маг даже не думал делать шаг в сторону двери. Шумно вздохнув, он приблизился к магессе, которая была готова разреветься, и осторожно сжал ее плечи.
- Эта женщина, мой друг…
- Друзья не обнимаются так, как она обнимала тебя!
- Я клянусь, что между нами ничего не было. Я попросил ее об услуге. Она одна из тех, кто имеет доступ к подвалу.
- Какая мне разница. Причем тут подвал?
- При том, что там находятся хранилище филактерий.
- То есть… - Мариан с надеждой посмотрела на мужчину.
- Она достала твою филактерию, и я уничтожил ее. Теперь, если ты сбежишь отсюда, тебя не найдут.
- Это правда?
- Мариан, я действительно хочу исправиться. Я здесь из-за тебя. Я…
Маг резко притих и под непонимающим взглядом Хоук направился к выходу.
- Так будет надежнее, - ответил он на немой вопрос девушки, запирая дверь на ключ. – Чтобы больше никто не помешал мне, сказать тебе.
- Сказать что?
Андерс улыбнулся и, вернувшись к магессе, взял в ладони ее лицо:
- То, что нужно было сказать еще тогда, после той прекрасной ночи, что ты мне подарила. Те мгновения, что мы провели вместе, не выходят у меня из головы. Все было таким правильным и прекрасным, что я испугался. Испугался своих чувств, которых еще никогда и ни к кому не испытывал. Я долго не мог понять, что со мной происходит. Сигрун пыталась мне сказать, но я не хотел слушать. Когда ты уезжала из Башни Бдения навсегда, я, наконец, понял. Понял, как сильно люблю тебя.
Мариан онемела, выпучив глаза на возлюбленного. Он признался ей. Свершилось то, чего она так долго ждала, а она не может поверить в это чудо. Ведь действительно эти слова, это признание, выглядело настоящим чудом.
- Скажи что-нибудь, - умоляюще прошептал отступник. – Я опоздал?
Внутри девушки разразился настоящий ураган из чувств, но она так и не сказала ни слова. Просто не могла.
- Мариан?
- Скажи это еще раз, - улыбнувшись сквозь слезы, прошептала Хоук.
- Сколько угодно. Я люблю тебя, - повторил маг, и Мариан бросилась в его объятия.
Мужчина обнял магессу так крепко, насколько мог, и раз за разом повторял одну единственную фразу. Казалось, счастью Мариан не было предела. Она так долго ждала этих слов, что в них все еще так трудно поверить.
- Послушай меня, - резко оторвался он от девушки, тревожно заглядывая в ее голубые глаза. – Давай сбежим отсюда, пожалуйста. Я обещаю, что твою семью не тронут. Твоя филактерия уничтожена, им будет сложнее выследить тебя.
- Я согласна, - тихо ответила Хоук.
- Я знаю, что ты сейчас скажешь, снова начнешь отговаривать, но… - Андерс только сейчас услышал слова магессы и с подозрением добавил. - Ты серьезно?
- Да, я хочу уйти отсюда.
- Хвала Создателю, ты образумилась, - обрадовался лекарь, сгребая магессу в объятия. – Теперь нас ничто не разлучит.
***
Утром девушка проснулась одна. Куда в такую рань понесло ее возлюбленного, стоило только догадываться. Зато хотя бы он соизволил оставить короткое письмо. Естественно, в нем не было объяснений, почему отступник оставил Мариан одну.
«Котенок мой, сегодня же ночью мы сбежим отсюда, так что готовься. Я люблю тебя.»
Последняя фраза заставила магессу широко улыбнуться. Она откинулась на подушки и счастливо зажмурилась, прижимая записку к себе. Девушка была полностью во власти своих мечтаний. Ей хотелось кричать от счастья, словно маленькой девчонке. Не хотелось думать о плохом - о том, как они будут выбираться из Круга, о том, куда пойдут потом. Хотелось так и лежать, растянувшись на кровати, блаженно прикрыв глаза, и мечтать о чем-то прекрасном. Комнату заливал яркий солнечный свет, уже никак не уснуть, хотя Хоук и не хотелось спать, но и вставать никуда не хотелось.
Она повалялась так еще час, затем все-таки решила встать и пойти искать своего неугомонного мага – все равно еще слишком рано для занятий.
Полчаса она бродила по коридорам своего этажа – на другие как-то пока не решалась. Везде было безлюдно, лишь возле лестниц на верхний и нижний этажи стояло по два храмовника. После вчерашнего случая Мариан теперь боялась подходить к какому-нибудь служителю ордена. Хотя заговорить с одним все же пришлось. Обхаживая все помещения, куда бы мог запропаститься маг, Хоук случайно наткнулась на молодого темноволосого храмовника, который явно кого-то тоже искал.
- Наконец-то, - вздохнул он, и магесса, недоверчиво глянув на парня, поспешила его обойти, но он схватил ее за руку и умоляюще проговорил. – Вы ведь Мариан Хоук?
- Д-да, - дрожащим голосом ответила девушка, - это я.
Откуда храмовник мог знать ее по имени? Видимо, именно ее он и искал, но только зачем? Неужели это как-то связанно с тем вчерашним храмовником, который к ней приставал?
- Откуда вы…
- Меня послал найти вас Андерс, - девушка тут же встрепенулась. – Он мой друг. Я знаю, как это странно выглядит, но это правда. Он однажды спас мне жизнь.
- Где он? Я его повсюду ищу.
- Он в подвале, в клетке.
- Что? – Мариан разволновалась еще сильнее. – Ч-что он там делает?
- Там держат магов, которых… - парень осекся, испугано уставившись на магессу, словно что-то вспомнил, и мгновенно поправился, - которые… сильно провинились.
У Хоук перехватило дыхание. Эти слова ввергли ее в ступор. И было что-то еще… Что-то этот храмовник не договаривал, пытался утаить от нее. Она это чувствовала своим сердцем, которое то и дело пропускало удар.
- Он просил меня привести вас к нему. Он все объяснит.
Девушка лишь коротко кивнула и, не сказав ни слова, поплелась за храмовником.
Она совсем не помнила, как дошла до клетки. Мариан удивлялась самой себе, как она еще в таком состоянии могла переставлять ноги. Не видела ничего вокруг себя. Они шли практически наощупь, стараясь не привлекать лишнего внимания. Кто мог знать, что кроме них в подвале может быть кто-то еще? Девушка была полностью отрешенной от реальности и не замечала, жуткой обстановки подземелья, освещаемого несколькими факелами, предающими этому помещению еще более страшный вид.
Завидев за несколько метров сидящего возле решетки мага, в Хоук словно проснулись дополнительные силы, и она, выкрикнув его имя, ринулась к отступнику. Добравшись до цели, ноги девушки подкосились, и она осела на пол, возле возлюбленного. Тот, скованный по рукам и ногам, завидев магессу, вцепился в прутья решетки, накрывая ее руки своими. От внимательного взгляда Мариан не могло ускользнуть то, что лекарь был очень бледен и еле сдерживался, чтобы не потерять сознание.
- Мариан, - слабо улыбнулся Андерс.
- Что… Что произошло? – до невозможности дрожащим голосом простонала Хоук, не сдерживая слез. – Как ты здесь оказался?
- Они как-то узнали о моем тайном проходе. Сегодня утром я пошел туда, чтобы проверить, все ли на месте, и затем меня вырубили. Очнулся уже здесь без сил.
- Что теперь будет?
- Ты должна бежать, - твердо заявил маг.
- Ты с ума сошел? Я тебя не оставлю!
- Мариан, как ты не понимаешь? Ты в опасности. Нас часто видели вместе и могут подумать, что и ты что-то скрываешь. Как только они разберутся со мной, примутся за тебя. Я не могу этого допустить!
- А ты? – тихо спросила Хоук, понимая, что отступник говорит правду. – Что будет с тобой?
- Не беспокойся, - отступник дотянулся до лица магессы, нежно поглаживая по щеке. Она чувствовала, как дрожат его пальцы, и, накрыв его руку своей, прижала к себе. – Скоро они переведут меня в карцер. Посижу там какое-то время - самое большее, год - и вернусь к тебе.
- Год… - повторила девушка, опустив голову. Затем, она подняла полные слез глаза на мужчину. – Почему мы всегда расстаемся?
- Не говори так, - решительно заверил Андерс. – Вот увидишь, мы будем вместе.
Хоук ничего не ответила, прижавшись лбом к прутьям решетки, и глубоко вздохнула, пытаясь успокоить себя.
- Теперь ты должна идти, - прошептал отступник, целуя возлюбленную в лоб. Он посмотрел на стоящего неподалеку молодого храмовника, призывая его подойти ближе. – Делиан, пожалуйста, выведи ее из этой башни.
- Конечно, я все сделаю, как договаривались, - кивнул темноволосый парень.
- Спасибо, - Мариан непонимающе глянула на храмовника, затем перевела вопросительный взгляд на лекаря. – Сейчас ты пойдешь к себе, и не выходи оттуда, пока за тобой не придет Делиан. Сегодня ночью ты должна покинуть это место. Теперь иди, пока сюда никто не заявился.
Как бы Хоук не хотелось остаться рядом с возлюбленным, под короткий кивок мага, она почувствовала, как ее потянули вверх, поднимая на ноги. У девушки практически не было сил, чтобы что-то делать, и тем более, куда-то идти, но храмовник ухвати ее подруки и повел прочь.
- Мариан! – оклик отступника заставил их остановиться. Если бы у магессы было хоть немножко сил, она бы ринулась к нему, но все, на что ее хватило, это повернуться на голос. – Я люблю тебя.
- И я люблю тебя, - тихо ответила Хоук. – Я буду ждать тебя, сколько потребуется.
Андерс в ответ улыбнулся любимой, а храмовник грустно глянул в сторону магов и опустил голову. Это был жест не сочувствия. В его взгляде и действиях Мариан прочитала нечто другое – какую-то обреченность. Он что-то скрывал от нее. Они оба скрывали. Девушка в последний раз глянула в сторону лекаря, и его поведение насторожило ее еще больше: он припал лбом к решетке и крепко зажмурил глаза, судорожно вцепившись в металлические прутья своей темницы. Магесса обернулась к храмовнику и с укором взглянула прошептала:
- Вы что-то скрываете от меня.
Не получив ответа Хоук хотела было возмущенно сообщить, что никуда отсюда не уйдет пока ей все не объяснят, но молодой парень, так и дав ей рта раскрыть, схватил за руку и увел прочь.
***
Как и обещала Андерсу Мариан весь день просидела в своей комнате, дожидаясь ночи. Ей не нравилось бежать одной, без отступника, но тот, похоже, был непреклонен. К тому же, магесса понятия не имела, как вытащить его из тюрьмы, не привлекая внимания.
К ночи девушка была уже вся на нервах, измеряя шагами свою спальню. Она была так занята своими мыслями, что поначалу не расслышала тихого стука в дверь. Пропустив храмовника внутрь, Хоук озадаченно оглядела темноволосого парня: тяжелый доспех, поверх которого надет плащ – словно он собрался в дальний поход. И все бы ничего, если бы не внушающие доверия меч и щит.
- Вы будто на войну собрались, - хмыкнула Мариан, надевая свой плащ. – Я думала, что мы все сделаем тихо.
- Это на всякий случай, - поспешил заверить храмовник. – Я обещал Андерсу, что вытащу вас отсюда любой ценой и доставлю туда, куда вы хотите. Правда, грести веслами в этом доспехе не слишком удобно, но я справлюсь.
- А мы не можем…
- Нет, - быстро ответил парень, заранее зная, что магесса хотела предложить ему спасти отступника.
- С ним правда все будет в порядке?
- Д-да, он же вам обещал, - с какой-то нерешительностью сказал молодой парень.
Хоук прищурила глаза, надеясь, что ее внимательный взгляд вытащит из храмовника всю правду. Но тот лишь помялся и, опустив глаза в пол, добавил:
- Нам пора выходить, пока патруль храмовников не начал свой ежедневный вечерний обход.
- Тогда доставьте меня в Башню Бдения. Как бы вы или Андерс не убеждали меня в том, что все будет хорошо, я не собираюсь оставлять его здесь. Он из-за меня попал сюда.
- Не из-за вас. Он попал сюда ради любви, - спокойно поправил храмовник и первым вышел в коридор.
Мариан обреченно прикрыла глаза и, вздохнув, отправилась следом за парнем.
Пробираться незаметно через темные коридоры Круга, которые, как все утверждали, должны были хорошо охраняться, оказались пустыми, и ничто не предъявляло препятствий выбраться из этого места.
Уже находясь в лодке, магесса обернулась к башне, в сумраке ночи казавшейся страшнее Черного города. Она до последнего надеялась, что они побегут с Андерсом вместе. Теперь он там и неизвестно, когда сможет выбраться. Как же Мариан жить без него? Почему их то и дело разлучают? Пробыв в грустных размышлениях, девушка не заметила, как они достигли берега.
- Осталось найти лошадь и добраться до крепости Стражей, - рассуждала Хоук, при помощи храмовника вылезая из лодки. – Тут, кажется, должна быть деревня неподалеку, можно взять лошадей там. У вас ведь есть деньги? – храмовник продолжал молчать, понуро опустив голову вниз. – Что такое?
Темноволосый парень протянул магессе записку, и та, раскрыв ее, принялась читать.
«Любовь моя, прости, что не сказал тебе раньше. Я знал, что если скажу тебе правду, ты никуда не уйдешь, а для меня самое главное, чтобы ты была в безопасности, подальше от этого места. Я попросил Делиана не говорить тебе ничего и отдать эту записку, когда вы покинете башню. Прости за то, что соврал тебе. Я не вернусь. То место, куда они меня заперли – клетки для самых провинившихся магов. Им не дают второго шанса. Думаю, даже мои редкие в этом Круге способности мага-целителя не спасут на этот раз. Поэтому я так торопил тебя. Завтра на рассвете меня казнят. Я обещаю тебе, что никогда не оставлю тебя, всегда буду защищать тебя из Тени. И я хочу, чтобы мой кот был у тебя. Пусть хоть какое-нибудь хорошее напоминание останется у тебя от меня, а не только то, что я сломал тебе всю жизнь.»
- Н-нет… - прошептала Мариан.
Храмовник молчал и грустно смотрел на девушку, в которой с каждой секундой просыпается отчаяние. Он не сумел вовремя отреагировать на то, как Хоук резко бросилась обратно в лодку. Парню прилично досталось, пока он вытаскивал на берег брыкающуюся магессу.
- Зачем? Зачем он это сделал?! – осев на холодный песок, девушка закрыла лицо ладонями и разрыдалась.
Храмовник не нашелся, что ответить. Лишь присел рядом и обнял Мариан. Что такого он мог сказать той, которая только что потеряла самого любимого человека?


@темы: фанфики, игры, dragon age

URL
   

@~~

главная