@~Ann~
Персонажи: Мариан Хоук/Андерс, Карвер, Бетани, Лиандра и остальные из Пробуждения
Рейтинг: R
Жанры: Гет, Романтика, Фэнтези, AU
Предупреждения: OOC
Размер: Макси
Описание: Что было бы, если семья Хоук во время побега из Лотеринга, решила податься не в Киркволл, а в какую-нибудь деревеньку в Ферелдене. А Карвер, после Мора, добровольно подался в Серые Стражи.

После разговора Андерса с Сигрун прошло чуть больше трех недель. Маг каждый день видел, как гномка ни на шаг не отходила от новой подруги. Только, что именно она говорила Мариан, оставалось для него загадкой. Хоук, завидев Стража, тут же ускользала, не желая даже находиться с ним в одном помещении. Она много времени проводила с Натаниелем, который каждую свободную минуту посвящал только ей. Отступника вся эта ситуация дико злила. Почему Сигрун не выполняла его просьбу? Ему даже стало казаться, что она делала все наоборот.
В один из вечеров, свободных от патрулей, Андерс решил подкараулить подругу, проводившую время с Мариан и Карвером в таверне Амарантайна, и разузнать, почему все происходит не так, как он планировал. И вот, в воротах Башни Бдения, в тусклом свете фонарей, показалась тройка друзей. Они не спеша брели и о чем-то весело переговаривались, совсем не замечая, как перед ними возник хмурый отступник.
- Сигрун, мне бы хотелось с тобой поговорить, - не сводя глаз с гномки, сохраняя невозмутимость, сообщил маг.
- Андерс, а нельзя это сделать завтра утром, - поморщилась Страж. – Мы очень устали.
Хоук пристально смотрела на мужчину, ожидая, что он хотя бы на секунду глянет на нее, но этого не произошло. Он, вообще, делал вид, словно, кроме его и Сигрун, никого тут не было.
- Мне нет никакого дела до остальных. Мне нужно поговорить только с тобой, - слова лекаря отозвались невыносимой болью в сердце Мариан, и она, недолго думая, схватила брата за руку и поспешила в крепость.
- Знаешь, тебе нужно научиться вежливости, тем более, с той, которую ты хочешь вновь завоевать, - заключила гномка, устало опираясь о закрывшееся ворота.
- Это я как-нибудь потом решу, - буркнул Андерс. – Ты еще помнишь о нашем уговоре? Уже три недели прошло, а Мариан с каждым днем все больше отдаляется от меня и становится все ближе к Хоу.
- Про наш уговор я помню. Я стараюсь и не виновата, что вот уже три недели пытаюсь завести разговор по поводу тебя.
- Пытаешься? Что-то не видно, - сложив руки на груди, маг нахмурился еще сильнее.
- Вот именно, что пытаюсь. Это ты виноват, что вначале каждого разговора о тебе, Хоук тут же меня обрывает и просит больше не напоминать о маге-эгоисте, который сломал ей жизнь.
- Она… так и… говорит?
- Именно так.
Отступник с поникшим видом опустился на корточки, прислонившись спиной к высокому деревянному забору. На его лице Сигрун вновь увидела всю скорбь мира и лишь покачала головой. Какой же ее друг-маг дурак! Когда же до него дойдет, что он любит Мариан? Ей уже порядком надоело играть в ту игру, которую они с Хоук придумали три недели назад…
***
- Значит, он подослал тебя подружиться со мной, чтобы ты рассказывала мне, какой он хороший? – возмущенная магесса расхаживала по своей комнате из угла в угол. – Это уже переходит всякие границы!
- Он любит тебя, просто еще этого не понял.
- Любит?! Да, он никого, кроме себя любить больше не может!
- Если бы я так думала, отказалась ему помогать, - спокойно заключила Сигрун, беря разбушевавшуюся девушку за руку, и, усаживая ее на стул. – За время знакомства с ним, я хорошо его узнала. Он просто еще никогда никого не любил, и ему трудно определить наличие у себя этого чувства. Но определенно точно уверена, что он испытывает любовь. К тебе.
- И как же ему… подсказать?
- Его нужно подтолкнуть к этому решению, иначе, до него дойдет только через пятьдесят лет, если не позже. Хотя у него вряд ли есть столько времени… - гномка резко секлась, испуганно выпучив глаза. – То есть… я хотела сказать…
- Я знаю, что Серые Стражи после посвящения живут не больше тридцати лет, - грустно вздохнула Мариан. – Мне Карвер рассказывал.
- Ну вот, тем более, нам надо поторопиться, - торопливо ответила Сигрун. – Давай рассудим, что мы имеем. Он тебя ревнует.
- Да, когда он увидел меня с Натаниелем в Амарантайне, мне показалось, что он прибьет его.
- Тогда продолжай в том же духе.
- То есть, чтобы он все-таки его убил?
- Надеюсь, до этого не дойдет, - гномка на секунду задумалась, а затем, добавила, - а даже, если будет драка, ему полезно. Может, Хоу ему мозги быстрее вправит. Ладно, еще постарайся делать вид, что ты на него сильно обиделась или вообще больше ничего к нему не чувствуешь.
- Как это? С этим у меня вряд ли что-нибудь получится. Стоит мне оказаться рядом с ним, я готова ему все простить.
- Тогда убегай, - улыбнулась Серый Страж. – Как увидишь его, беги в противоположную сторону.
- Это я смогу, наверное, - горько усмехнулась Мариан, пытаясь представить, как это все будет выглядеть.
- Значит, решено! Не беспокойся, он не любит сдаваться – на этом и будем играть.»

***
- Сигрун! – взволнованный голос мага вырвал гномку из воспоминаний. – Я до тебя уже минуту пытаюсь достучаться.
- Прости, задумалась. Ты что-то говорил?
- Да, я спрашивал, что мне теперь делать? Она уже несколько недель не обращает на меня никакого внимания.
- Она обижена на тебя. Очень сильно. Если ты хочешь ее вернуть, не сдавайся.
- Ты меня опять не слышала? Как?! Как мне ее вернуть, если как только она меня видит, сразу убегает, - отступник медленно поднялся и умоляюще взглянул подруге в глаза. – Сигрун, пожалуйста, помоги.
- Надо же, неукротимый маг Андерс умоляет меня о помощи, - хихикнула гномка.
- Что ты хочешь взамен?
- Только одно – попроси своего друга, Огрена, оставить меня в покое.
- Считай, уже оставил, - счастливо улыбнулся отступник и с надеждой спросил. – Теперь поможешь?
- Посмотрю, что еще можно сделать, - улыбнулась Сигрун. – Только ты должен выполнить еще одно условие. Самое главное.
- Что еще?
- Постарайся забыть о своих гулянках, - гномка, по-дружески похлопав мужчину по руке, удалилась в крепость.
- Ты даже не представляешь, как это для меня оказалось легко, - проговорил лекарь в пустоту, вспоминая, что все три недели с лишним даже думать забыл о других девушках.
***
- Ты видел?! Ты это видел?! – выкрикнула Хоук, бегая по комнате в поиске своих вещей. – Нет, я больше здесь не останусь! А зачем? Смотреть, как он возвращается после очередной девушки!
- Мариан, притормози, пожалуйста, - устало пробормотал Карвер, надавливая на виски. – У меня от твоего топота и крика голова разболелась.
- Надо же, даже не заметил! Ну, конечно, какого демона, ему сдалась какая-то деревенская, глупая девчонка, когда по городу ходят богатенькие аристократочки!
Хоук продолжала свою гневную речь, запихивая свои вещи в сумку. Она, кажется, и вовсе забыла о присутствии брата в ее спальне.
- Сама виновата, я тебя предупреждал, что твой приезд ничего не даст. Даже ваш с Сигрун глупый план не дал никаких результатов. Нет, подожди. Все же дал: похоже, он тебя сразу забыл.
- Спасибо за поддержку, братец, - прошипела девушка.
- Ну, а кто же тебе еще правду скажет, - усмехнулся младший Хоук. – Я, кстати, тебе предлагал принять ухаживания Натаниеля. Он воспитанный, и, похоже, ты ему очень нравишься.
- Карвер, выйди, пожалуйста, из моей комнаты, пока ты не вылетел через окно.
- А вот применять магию к собственному брату, не хорошо, - хохотнул парень и в него тут же полетела сумка, набитая вещами сестры. – Вещами кидаться тоже, - уточнил он, поднимаясь с пола, и, вновь усаживаясь на кровать.
Сказать что-нибудь резкое Мариан не дал стук в дверь. На пороге с довольной улыбкой до ушей стояла Сигрун.
- Все работает! Продолжаем дальше! – воскликнула гномка и, подмигнув, на прощанье добавила. – Завтра утром зайду, обсудим следующий план действий.
- Ты даже не успела ей сказать, что уезжаешь и… - Карвер замолк, наблюдая, как тут же успокоившаяся сестра, закрыв за подругой дверь, с блаженной улыбкой приблизилась к креслу и уселась, прижимая одно из своих платьев – единственную вещь, которую еще не успела убрать. – Нда, тебя уже не спасти.
Парень поднялся с кровати и, еще раз взглянув на счастливую сестру, обреченно помотал головой и вышел, оставив Хоук с ее мечтами.
***
Рано утром, как и обещала, Сигрун заглянула к Мариан. Но увидев подругу, у нее сразу пропало хорошее настроение.
- Что с тобой? – осторожно спросила гномка, приглядываясь к бледной магессе.
- Не знаю, всю ночь не спала, тошнило.
- Что?
- Наверное, съела вчера что-то в той таверне, куда мы ходили, - объяснила девушка, хватаясь за живот. – Только Карверу не говори, а то он меня с собой больше никуда не возьмет. Кстати, а как ты? Мы же все одинаковое вчера ели.
- Все… н-нормально… Что-то мне это не нравится… - пробубнила Сигрун, соображая насчет одной догадки.
И чем больше все сходилось, тем сильнее она злилась. И злилась конкретно на одного мага…
- Мариан, ты извини, мне нужно отойти, - ответила гномка, уже высовываясь из дверного проема.
- Подожди, а ты бы не могла… сделать для меня кое-что… - смущенно промямлила Хоук. – Ты можешь… сходить к… Андерсу. У него же, наверное, есть настойки. Просто… я сама сейчас не в состоянии их готовить и куда-то ходить. Тем более, не хочу, чтобы он меня такой видел.
- Хорошо-хорошо, я все сделаю, - улыбнулась разбойница.
«Как раз к нему и собираюсь», - про себя гневно ответила она. И распрощавшись с магессой, понеслась искать отступника.
***
Маг обнаружился в своей лаборатории, выделенной Командором под лечебницу. Лекарь обычно там проводил время, свободное от патрулей и веселья. Мужчина стоял и спокойно смешивал настойки, как к нему ворвалась разъяренная Сигрун.
- Вот ты где!
- Ты чего? Я все сделал, как договаривались. Если Огрен до сих пор тебя пытается клеить, то скажу, что ему, видимо, просто надоело жить, - усмехнулся Андерс.
- А ты все подшучиваешь, - хмыкнула гномка и медленно направилась в сторону лекаря, словно хищник, увидевший добычу. Маг тут же посерьезнел и попятился к стене. – Как тебе не стыдно! Воспользовался наивностью деревенской девушки!
- Т-ты о к-ком? – начал заикаться отступник. Расстояние между ним и стеной стремительно сокращалось, как и расстояние до Сигрун, а бежать уже некуда.
- О ком?! – вскинулась разбойница. – Я говорю о Мариан. О той девушке, которую ты соблазнил, а потом бросил.
- Сигрун, но ты ведь уже знаешь нашу с ней историю, - попытался улыбнуться мужчина, чтобы как-то развеять напряженную обстановку. – Что-то у тебя запоздалая реакция.
- Вашу с ней историю я знаю, - стараясь сдерживать гнев, согласно прошипела гномка. – Знаю больше тебя.
- Что ты имеешь ввиду?
- Мариан беременна! – выпалила Сигрун целителю в лицо.
Тот тут же онемел. Высказав правду, разбойница немного успокоилась и отошла от выпучившего глаза Андерса на пару шагов, и молча стала дожидаться, когда он придет в себя.
- М-мариан ч-что?.. – наконец, через десять минут тишины, подал голос маг.
- Беременна, - по слогам повторила гномка и, сложив руки на груди, злобно прищурила глаза и добавила. – Надеюсь, тебе не нужно говорить, чей это ребенок?
- Она… К-как... как ты… узнала? Она тебе сказала?
- Нет. Похоже, она сама еще даже не догадывается. Она сейчас в своей комнате, плохо ей…
- Плохо?! – отступник мигом очнулся от потрясения и, если бы не Сигрун, которая крепко схватила его за руку, он был бы сейчас уже на пути к страдающей Хоук.
- Тебе туда идти не надо. Она не хочет, чтобы ты ее такой видел.
- Да, какая разница!
Мужчина, было, опять предпринял попытку вырваться, но все тщетно.
- Лучше скажи, что ты теперь будешь делать?
- Мне нужно поговорить с ней, а ты не даешь!
- Ты разобрался в своих чувствах к ней?
- Еще нет, - пожал плечами Андерс. – Мне нужно подумать. Это не делается так быстро.
- Быстро? Три недели прошло! Честное слово, я тебя не понимаю, - вздохнула разбойница. – У вас с ней уже все было, но ты хочешь ее вернуть. Прекратил гулять с другими девушками. Почти все делаешь, лишь бы Мариан тебя простила. Только зачем все это? Ребенку нужна нормальная семья…
- Подожди-подожди, - встревожился маг. – Какая еще семья? Во-первых, мы маги, нас не обвенчают. Во-вторых, это… рано, и я… не готов.
- А когда будешь? Хоук не вечно будет беременной… - глянув на лекаря, которому, похоже, безразличны сказанные ее слова, Сигрун остановилась. В мыслях тут же созрел новый план. – Если ты откажешься, не думаю, что она долго будет одна. Она красива, и у нее есть поклонники. Например, Натаниель, - хитро прищурив глаза, с издевкой протянула гномка.
Отступник мигом встряхнулся, и разбойница осталась довольна результатом. Похоже, пока ее друг не понял природу своих чувств к магессе, сильнее сейчас работало только чувство собственности.
- Никакого Натаниеля не будет!
- Ну, если ты не хочешь…
- Я… не хочу… Не знаю… - мужчина, кажется, совсем запутался, не зная, что делать. – Но никого другого рядом с моим ребенком и Мариан не будет!
С этими словами целитель вручил Сигрун настойку для девушки и выскочил из лаборатории.
***
- Вот лекарство, - довольно сообщила разбойница, вбегая в комнату Хоук.
Магесса была все такая же бледная. После выпитой настойки, гномка помогла подруге лечь. Она села возле ее кровати и внимательно разглядывала больную.
- Что-то не так? – настороженно поинтересовалась Мариан.
- А как было твое самочувствие до этого «отравления»?
- Нормальное, - непонимающе пожала плечами девушка. – Только причем здесь мое самочувствие до отравления?
- Да так, просто спросила, - улыбнулась Сигрун.
Разбойница отвернулась к окну, размышляя, как бы сказать подруге о настоящей причине ее «болезни». Ничего в голову не лезло. Как некстати, появился Карвер.
- Хорошо, что тебе составили компанию, - улыбнулся парень, присаживаясь на кровать.
- Ну, что ты выяснил?
- О чем она? – Сигрун непонятливо обернулась к младшему Хоуку.
- Моя сестрица попросила меня сходить и разузнать в той таверне, которой мы вчера были, чем Мариан могла отравиться, - спокойно пояснил Серый Страж.
- Да, и как успехи?
- В этой таверне еще ни разу никто не травился, ну, за исключением, выпивки. А так как ты не пила, я попросил тамошнего повара рассказать, что входит в состав тех блюд, которые мы ели. В салате была приправа с тем растением, на которое у тебя такая своеобразная аллергия.
- Что за растение? – удивилась разбойница.
- Не помню, очень длинное название, - отмахнулся Карвер, с улыбкой наблюдая, как Хоук с головой накрылась одеялом и застонала. – Не переживай, скоро все пройдет.
Гномка только сейчас медленно стала осознавать, какую глупость совершила. Она подумала, что Мариан беременна, и самое страшное, рассказала об этом Андерсу. Нужно срочно его найти, пока он не натворил глупостей.
- Вы знаете, мне уже пора, - Сигрун резко поднялась со стула и поспешила к двери.
***
Через несколько часов девушке действительно стало лучше, и она решила пройтись по крепости. В дверь раздался тихий стук и, открыв ее, магесса обнаружила на пороге расстроенного Натаниеля.
- Можно с тобой поговорить?
- Конечно, - улыбнулась Хоук. – Что-то случилось?
Хоу прошел в спальню, но на приглашение, присесть в кресло, отказался.
- Скажи, это правда?
- Ты о чем?
- То, что ты… беременна.
- Ч-что? – опешила девушка. – Кто тебе сказал такую ерунду?
- Андерс. Он ходит по крепости и рассказывает об этом.
- С чего он взял?.. – у Мариан просто пропал дар речи.
Больше она ничего произнести не смогла, лишь ошарашено глядела на разбойника, надеясь, что он может дать какие-нибудь ответы. Зачем отступнику придумывать такую чушь? И Сигрун странно смотрела на магессу… Неужели, и до нее дошли эти нелепые слухи?
Незаметно для нее самой, Хоу взял ее руки в свои.
- Мариан, я не хочу, чтобы ты воспитывала ребенка одна. Я думаю, ты уже поняла, кто такой Андерс, что он никогда не будет с тобой. Но мне все равно, чей это ребенок. Я хочу быть его отцом.
- Что?! Нет! – Хоук резко вырвала свои руки и отошла в сторону. – То есть, я хотела сказать, что ты ошибаешься, Натаниель.
- Ты до сих пор веришь в то, что он тебя любит?
- Я… не знаю… Но я не об этом. Я не беременна. А плохо мне было из-за того, что в еду добавили приправу, от которой у меня вот такая аллергия.
- То есть ты…
- Нет, - попыталась спокойно ответить Мариан.
Хотя какое тут может быть спокойствие: один ходит и распространяет странные слухи, а другой предложил выйти замуж. Лучше было бы наоборот…
- Тогда, я не понимаю, зачем ему это говорить?
- Не знаю, но собираюсь выяснить!
***
Половину дня Сигрун потратила, чтобы отыскать отступника. Тот обнаружился в холле и разговаривал с Карвером. Судя по его виду, он как раз собирался сказать брату Мариан важную новость.
- Что ты сказал?! – гневно выкрикнул парень и накинулся на мага. Гномка тут же ринулась разнимать друзей. – Повтори, что ты сказал!
- Карвер, отпусти его! – втиснулась разбойница, пытаясь оторвать вцепившегося младшего Хоука мертвой хваткой в лекаря. – Андерс, я должна тебе кое-что сказать. Да прекратите вы!
Громкий голос Сигрун отрезвил Стражей, и они отлепились друг от друга.
- Лучше говори сразу, потом будет поздно, - прошипел парень. – Мне его еще убить нужно.
- Нет, сначала я скажу, - уверенно произнес маг, поправляя мантию. – Я много думал и понял, что ты права, Сигрун.
- Что? – одновременно изумились друзья.
- Что ты хочешь этим сказать? – с подозрением спросила гномка.
В этот момент, как раз, в холл спустились Мариан с Натаниелем.
- Андерс, мне нужно с тобой поговорить, - строго отчеканила девушка.
Мужчина приблизился к магессе и обхватил руками ее лицо.
- Я уже все знаю, - улыбнулся он и, бросив взгляд на окружающих, добавил. – И вот, что я решил…
В завершении этих слов, лекарь впился жадным поцелуем в губы Хоук. Оторвавшись от нее, он поспешил к лестнице. Еще несколько минут все присутствующие, в том числе и сама Мариан, пребывали в легком шоке.
- Ничего себе, - изумилась магесса.
- Прости, я не успела ему ничего сказать, - разбойница виновато глянула на подругу.
- В смысле?.. Так это ты ему сказала, что я беременна?
- Мне самой сначала так показалось. Тебе было плохо, и я подумала… Прости.
- Подождите, - Карвер недоумевающе взглянул на сестру. – Так это неправда? Жаль, а то у меня была прекрасная возможность прибить его.
- И рассказывала бы я своему ребенку историю о том, как его дядя убил его отца, - хихикнула Хоук.
- Ну, рассказала бы, что он героически погиб, - усмехнулся парень. – Пускай, хотя бы в глазах собственного ребенка он не будет выглядеть плохим.
- Что теперь делать? – втиснулась Сигрун. – Нужно ему рассказать как-то, а то, похоже, он уже размечтался.
- Я сама скажу, - вздохнула магесса и направилась наверх.
Может, благодаря этому недоразумению, он наконец-то понял, как любит Хоук? Может, теперь все наладится?
***
Проходя мимо своей комнаты, Мариан обнаружила, что дверь была открыта. Вроде, все как обычно, но что-то настораживало девушку. Конечно, она забыла закрыть за собой дверь, но тут же все свои. Взгляд Хоук упал на чуть приоткрытый шкаф: ни вещей, ни сумки. Что здесь происходит? Кто мог… Магесса опешила: единственный, кого она видела поднимающимся наверх, был Андерс. Только зачем ему ее вещи?
Мариан выбежала из спальни и понеслась к отступнику. Выбивать дверь при помощи каменного кулака не пришлось. Девушка ворвалась в комнату к магу, тот лишь, что-то разбирая на столе, обернулся к ней и лучезарно улыбнулся. Как она и думала, сумка с ее вещами оказалась у него.
- Зачем ты забрал мои вещи? – сквозь зубы процедила магесса.
- Ты переезжаешь, - спокойно заключил лекарь.
- Интересно, кто это решил? – Хоук сложила руки на груди.
- Отец твоего будущего ребенка.
Мариан застыла на месте: «Он это серьезно? Может, не стоит говорить ему правду?» Но, как бы заманчиво это ни было, пора прекращать игру.
- Я не беременна, - тихо произнесла она, присев на кровати.
- Как?.. – изумился Андерс, поднимаясь из-за стола. – Но Сигрун…
- Она ошиблась, - перебила мужчину Хоук. – Меня стало плохо из-за одного растения… Долго объяснять.
Маг простоял молча несколько мгновений, переваривая новости. Затем, уселся рядом с девушкой. Оба не могли смотреть друг другу в глаза. Обоим было стыдно.
- Ты, в самом деле, так обрадовался моей беременности? – после пятнадцати минут тишины, спросила Мариан.
- Поначалу я испугался, - усмехнулся отступник. – А затем, не знаю… наверное, смирился что ли. Я не хочу тебя обманывать, но эта новость принесла мне спокойствие.
- Спокойствие? – магесса обернулась к лекарю, в ее глазах вновь загорелась надежда.
- Ну, да, - хмыкнул тот. – Я был уверен в том, что Натаниель к тебе больше не будет приставать. А потом подумал, что он может предложить тебе выйти за него замуж, и перевез твои вещи к себе, подальше от него. Просто других свободных комнат не было.
- То есть ты… все это делал, лишь бы насолить Натаниелю? – возмутилась Хоук.
Снова она в нем ошиблась. Ему не было никакого дела ни до нее, ни до ребенка - если бы она была и впрямь беременна.
- Знаешь Андерс, иди ты к демонам! – выпалила магесса и, от возмущения позабыв о сумке, вылетела из комнаты.
Маг изумленно смотрел на распахнутую дверь. Он опять что-то сделал не так…
***
Весь остаток дня Андерс думал, что могло пойти не так, и если бы не Сигрун, которая в очередной раз накинулась на него с обвинениями, он так бы и не понял, что расстроило Мариан. Отступник с удивлением обнаружил, что за прошедшие сутки он сумел разозлить столько народу. Хорошо, что еще Командора здесь нет, а то бы он и ее разозлил бы. Хотя она отличалась железным терпением, но за несколько недель маг поднабрался большого опыта в том, как разозлить всех.
Ему срочно нужно было поговорить с Хоук. Попытаться все объяснить. Хотя он сам не понимает, что испытывает к ней, но ведь он не просто так же ревнует ее ко всем? Может, она даст ему шанс? Долго думая, как зайти к магессе и, при этом, не быть вышвырнутым с пинками из комнаты, мужчина случайно наткнулся на ее сумку, спокойно лежавшую рядом с кроватью. Наверное, она упала, когда девушка вскочила и убежала. Лекарь чуть ли закричал от радости, найдя подходящую причину, придти к Мариан.
Весь путь по коридору он пересек с улыбкой до ушей, и только возле комнаты Хоук целитель погрустнел. Сейчас ему оставалось самое сложное: думать прежде, чем что-либо говорить. Дверь ему открыла хозяйка спальни и, недолго думая, поникшим голосом пригласила внутрь.
- Я… принес твои вещи. Ты их… забыла, - запинаясь, проговорил Андерс.
Девушка выглядела очень расстроенной, она лишь указала место, куда положить сумку.
- Хорошо, что принес, а то, после Натаниеля, брату пришлось бы и к тебе за моими вещами заходить.
- А причем тут Хоу? – как можно спокойнее спросил маг, стараясь скрыть вновь нарастающую ревность.
Хоук отвернулась от отступника и обхвати себя руками.
- Карвер спрашивает у него разрешение проводить меня до Редклиффа.
- Ты… уезжаешь? - растерялся лекарь.
- Да, - тихо ответила девушка, опуская голову. – Мне больше нечего здесь делать.
Из легких мужчины будто разом вышел воздух. Она прощалась с ним. Она хочет уехать от него. Он больше не увидит ее. Разве он не этого хотел, когда сбегал из дома Хоуков? Он не хотел испытывать тех чувств, которые подарила встреча с ней. Так почему же сейчас так больно слышать такое? Он медленно приблизился к магессе и обнял ее.
- Мариан, не уходи, - умоляюще шептал маг, уткнувшись в ее волосы, обнимая ее так крепко, но и одновременно нежно, чтобы она почувствовала, как он не хочет, чтобы девушка уезжала. – Пожалуйста, останься.
В нежных объятиях возлюбленного Хоук начала таить. Но он не любит ее, и обида побеждала. Она прикрыла глаза, пытаясь удержать слезы. Зачем она тут? Зачем заставлять кого-то любить себя?
- Отпусти меня, - спокойно произнесла она.
Безразличие в голосе магессы испугало Андерса, и он развернул ее к себе. Ее лицо также не выражало никаких эмоций, но она боялась поднять глаза и посмотреть на него. Он даже не догадывался, каких трудов стоит Мариан удерживать невозмутимость. Она понимала, что если взглянет на мужчину, не выдержит и разревется.
- Мариан…
- Пожалуйста, уходи. Мне нужно собираться.
Еще несколько секунд маг молча смотрел на девушку, в надежде отыскать то прекрасное чувство, что она испытывала к нему, но все было напрасно. Неужели он потерял ее? Не сказав ни слова, отступник развернулся и вышел. Как только дверь за ним захлопнулась, Мариан не выдержала: она упала на кровать и, уткнувшись в подушку, зарыдала так, как никогда еще в своей жизни.
Она не стала дожидаться утра и, собрав оставшиеся вещи, поздно вечером вместе с братом решила отбыть в деревню. Андерс издалека наблюдал, как девушка прощалась с остальными. Он стоял и медленно осознавал, что видит ее в последний раз. Запоминал ее улыбку, ее глаза, голос. Он, наконец, понял, что он любит ее. Любит очень сильно. Как же ему захотелось подбежать к магессе, схватить и рассказать ей об этом. Ведь именно этого она и ждала от него все эти дни. Только теперь уже поздно, она не поверит. Больше никогда не поверит ему. Он осторожно высунулся из-за угла казарм стражников и наблюдал за девушкой. Такой, как она больше нет, и не будет. И ее он потерял навсегда. Столько недосказанных слов, которые он не скажет ей уже никогда.
Попрощавшись с теми, с кем успела подружиться, Мариан оглянулась по сторонам, в надежде отыскать отступника, но так и не смогла найти. А Андерс так и не вышел попрощаться с ней. Это они сделали еще несколько часов назад.
Когда уезжала Хоук, он почувствовал, будто у него вырвали что-то. Что-то очень важное. Еще несколько мгновений из открытых ворот маг наблюдал, как удаляются от крепости Мариан с Карвером, а потом, не выдержав, уткнулся лбом в каменную стену и прикрыл глаза, пытаясь сдержать нарастающие эмоции.
Остаток ночи лекарь так и провел на том же месте, просидев на ящиках, прислонившись спиной о стену. Проходящие мимо стражники только бросали удивленные взгляды, не решаясь подойти к мужчине. Несколько раз друзья Стража пытались с ним поговорить, но он лишь бормотал что-то вроде «оставьте меня», и вновь оставался в одиночестве. Только Сигрун задержалась подольше. Заметив состояние друга, который, пряча лицо в согнутых коленях, чуть ли не плакал, она покачала головой и произнесла: «Наконец-то ты понял».
Утром, узнав о возвращении Карвера, маг направился к нему.
- Зачем ты пришел? – буркнул парень, глядя на понурого бывшего друга, но в комнату все же пустил.
- Я люблю твою сестру, - вздохнул лекарь, приваливаясь спиной к стене.
- Ну, как же, - фыркнул воин. – Одной сестре жизни испортил, за другую решил приняться?
- За какую другую? Я люблю Мариан!
Младший Хоук опушил от таких новостей и изумленно уставился на Андерса. Тот, опустив глаза, словно в бреду, повторял последнюю фразу. Увидев в каком состоянии его друг, парень решил сжалиться над ним и, подойдя ближе, ободряюще сжал его плечо.
- Надо же, в первый раз я вижу тебя в таком состоянии, - грустно усмехнулся он. – Наверное, Сигрун была права, ты и впрямь любишь Мариан.
Маг поднял на Стража свои глаза, полные отчаяния:
- Я и, самом деле, первый раз испытываю такое. Я очень люблю твою сестру, но… она больше не поверит мне, не простит. Я потерял ее навсегда.
- Ну, насчет «потерять» это еще спорный вопрос, - улыбнулся воин и, похлопав непонятливого отступника по руке, отошел разбирать свои вещи, которые привез из дома.
- О чем ты?
- Моя сестра злится на тебя, но, похоже, с каждой минутой все меньше. Когда я собирался уезжать, она подошла ко мне и попросила приглядывать за тобой. Чтобы ты не попал в беду.
- Она, правда, так сказала?
- Эх, друг, - усмехнулся Карвер, оборачиваясь к мужчине. – Мариан влюблена в тебя настолько, что готова простить тебе все.
На лице лекаря появилась счастливая улыбка и он, схватив младшего Хоука за плечи, начал обдумывать новый план по возвращению любимой.
- Значит так, я сейчас сбегаю к Натаниелю, пускай загрузит меня работой. Я за два дня целый месяц могу отработать, а потом, через пару дней, попрошу у него небольшой отпуск, и к Мариан. Как ты думаешь, за такой короткий срок она не влюбится в другого? Она сможет меня простить?
Воин еле сумел высвободиться из схватки чересчур радостного Андерса и, криво ухмыльнувшись, ответил.
- Куда же она от тебя денется!
***
После отъезда Карвера Мариан замкнулась в себе и редко высовывалась из своей комнаты. Обеспокоенная Лиандра несколько раз за день заглядывала к дочери в надежде, узнать, что с ней случилось. Девушка только грустно улыбалась и пыталась успокоить мать. С сестрой было проще, она все знала, и лишь молча, с понимающим видом, обнимала магессу, когда той становилось невыносимо сдерживать слезы.
На следующий день, рано утром, Лиандра, ничего не сказав дочерям, ушла из дома. Вернувшись к полудню в плохом настроении, она поспешила к Мариан, бросив на ходу младшей дочери, чтобы она не мешала их разговору со старшей.
- Мама, в чем дело? – забеспокоилась Хоук, когда к ней в спальню со строгим лицом зашла женщина.
- Это ты мне расскажи. Почему леди Лина на тебя сердится, и чем ты могла так расстроить ее сына?
Похоже, за две недели ее отсутствия Нориан к ним ни разу не заходил и рассказывал, что произошло между ними.
- А она тебе ничего не сказала? – настороженно спросила магесса.
- Нет. Я попыталась узнать, но она только сказала, чтобы я спросила об этом у своей старшенькой дочери, которая испортила ее сыну всю жизнь.
Под строгим взглядом матери девушка невольно поежилась и виновато опустила голову.
- Он сделал мне предложение, а я отказалась.
- Что? Почему?
- Потому, что я не люблю его.
- Мариан, милая, - женщина присела на кровать рядом с дочерью и взяла ее ладони в свои. – Ты должна согласиться.
- Нет! Я не люблю его! – возмутилась Хоук. Как ее мать может предлагать такое!
- Мариан, выслушай меня, с ним ты будешь счастлива и в безопасности. Тебе нужно согласиться, и тогда я буду за тебя спокойна.
- Но…
- Не возражай мне, - Лиандра провела рукой по щеке дочери, смахнув слезинку. – Я желаю только счастья.
Девушка прикрыла глаза и всхлипнула. Что же ей теперь делать? Если она согласиться, то будет несчастна всю жизнь, а если откажется, мать ей не простит этого никогда. Может, стоило бы рассказать ей всю правду, вдруг она поймет и не будет ее уговаривать на замужество. Но как такое рассказать? Нужно время…
- Мама, - девушка решительно поднялась с кровати, - если ты вправду желаешь мне счастье, не заставляй выходить замуж за нелюбимого. Я поговорю с леди Линой, она поймет меня и простит, а потом поговорю тобой. Мне многое нужно тебе рассказать.
Мариан тепло улыбнулась матери и, поцеловав на прощанье, выбежала из комнаты. Растерявшаяся Бетани встретилась с сестрой в коридоре и, не получив внятного ответа, направилась за объяснениями к матери.
К большому удивлению Хоук, в деревне было как-то безлюдно. Она не успела постучать в дверь, как сзади донесся грохот латных доспехов.
- Простите, вы Мариан Хоук? – девушка медленно обернулась: перед ней стояли два храмовника. От страха у нее перехватило дыхание и она, лишь нерешительно кивнула. – Тогда вы должны пройти с нами.
- Ч-что? З-зачем?
- Нам доложили, что вы отступница, и должны будите сопровождены в Круг.
С этими словами, храмовники, не давая возразить магессе, схватили ее за руки и увели прочь.
***
- Знаешь, я все-таки не понимаю, что моя сестра нашла в тебе? – усмехнулся Карвер и пихнул задремавшую Сигрун в бок. Они только недавно вернулись с патруля и, похоже, все, кроме Андерса, мечтали поскорее бы дойти до своей кровати. А вот маг, наоборот, счастливый бегал из угла в угол своей лаборатории и перед отъездом приводил в порядок лекарства. – Вот ты хоть скажи, что-нибудь. Я, конечно, понимаю, она глупая и совершенно не разбирается в мужчинах, но могла бы выбрать Натаниеля.
- Мариан не глупая! – нахмурился маг, разбираясь со склянками. – И прекрати свои попытки свести ее с Хоу! Она меня любит. Вот улажу тут все свои дела и к ней. Тогда уже никакой Натаниель и еще кто-нибудь другой ее у меня не заберет.
- Вот это да! – зевнула гномка. – Так странно слышать это от тебя. Теперь в твоем голосе чувствуется не только эгоизм, но и любовь.
- Это не эгоизм, - возразил лекарь, - а чувство собственности.
- Извините, что помешал, - показался на пороге разбойник. Сейчас его вид выражал какую-то странную обреченность. Почему-то от такого взгляда Андерсу стало не по себе. – Карвер, к тебе приехала твоя младшая сестра.
- Бетани? – изумился парень. – Как мама и Мариан могли отпустить ее так поздно?!
В этот момент, не дожидаясь приглашения, в лабораторию заглянула юная магесса.
- Какого демона ты тут делаешь?! – разозленный Страж схватил сестру за плечи. – Почему тебя не остановили? Ты сбежала?
- Нет. Мама меня отпустила. Сначала она не хотела, чтобы ты знал, но я ее уговорила. Она сама хотела приехать, но было в таком состоянии… - девушка запнулась и, парень увидел на ее щеках слезы.
- Что случилось?
- Мариан… - пропищала Бетани, уже не сдерживая слез. – Мариан забрали в Круг!
В лаборатории повисла тишина. Лишь через какое-то время на другом конце помещения донесся звук разбивающейся склянки. Все присутствующие обернулись и заметили онемевшего, бледного, как полотно, отступника.
***
- Поверить не могу! – вытирая вновь и вновь выступающие слезы, выкрикнула Бетани. – Даже Карвер согласился с ними!
Юная магесса сидела на краешке стула и рыдала, не замечая, как по собственной комнате носился Андерс.
- У них… то есть нас… такие правила.
- Но как же Мариан? – всхлипнула девушка, переводя озадаченный взгляд на отступника. – Что ты делаешь?
Маг остановился возле своей сумки с вещами в руках, рассчитывая, как их все запихнуть.
- Раз они не хотят помогать, тогда я сам вытащу Мариан.
- Но… ты же тоже Серый Страж. Ты помнишь, что сказал Натаниель: если кто-то из вас ослушается его приказа, это будет считаться за дезертирство.
- Я знаю, Бетани, - вздохнул лекарь, все-таки стараясь запихать вещи в сумку. – Пускай говорит, что хочет. Сбегать мне не впервые. Я не могу спокойно сидеть, зная, что Мариан в опасности.
- Ты действительно ее любишь?
Закинув сумку на плечо, мужчина еще раз огляделся в комнате и обернулся к магессе:
- Люблю и теперь жалею, что не сказал ей этого раньше. Тогда она не попала бы в Круг.
- А как же ты? Мариан рассказывала, что уже довольно много раз сбегал оттуда. Тебя же могут на этот раз не простить.
- Могут, - пожал плечами Андерс. – Но магов с даром целителя очень мало, поэтому вдруг сделают исключение. Опять. К тому же, они не будут меня ловить, я сам туда приду, - целитель подошел к Бетани и за руку потащил ее из спальни. – Ты должна мне помочь. Сделаешь что-нибудь, чтобы отвлечь стражу?
- Хорошо, - согласно кивнула девушка. – Но ты должен кое-что знать, - виноватым голосом проговорила она, еле поспевая за Андерсом. – Храмовники, схватившие Мариан, сначала привели ее домой. Они как-то узнали, где мы живем, и хотели выяснить, нет ли среди нас еще магов. Мариан защитила меня, сказала, что она единственная. Но теперь, когда ты поможешь ей сбежать, они придут к нам.
- У вас есть другое место, где можно на время спрятаться? – задумчиво спросил отступник.
- Разве что только у нашей подруги в Денериме, но только на время.
- Значит, спрячетесь там, - улыбнулся лекарь.
Они сумели быстро и незаметно добраться до ворот крепости. Хоу наверняка позаботился, чтобы стражники никого не выпускали без ведома временного Командора, поэтому мужчина ободряюще тронул плечо магессы и улыбнулся.
- Все будет хорошо, скоро Мариан окажется дома, - пообещал отступник и, резко развернувшись к выходу, скрылся за громадными воротами.


@темы: фанфики, игры, dragon age